Неудачная попытка перезапустить классическую фантастику: «Восстание планеты обезьян»

Фильм Восстание планеты обезьян (Rise of the Planet of the Apes)На пресс-показах аншлаги — редкость, но в этот раз свободных мест не было: фильм, посвященный одной из самых популярных фантастических историй о планете обезьян, привлек внимание прессы. Тем большим было разочарование, когда оказалось, что фильм к оригинальной серии картин конца 60-х и даже к римейку начала 2000-х имеет очень опосредованное отношение. Вместо новых строк в эпопее о разумных обезьянах и деградировавшем человечестве зрителям предлагается посредственная драма о том, как одна обезьянка устроила маленький переворот в отдельно взятом городе США.

В застенках лаборатории, в которой лучшие умы пытаются создать новые медицинские препараты, проводится эксперимент по регенерации умственных способностей. Изначально хотели изобрести лекарство от болезни Паркинсона, а получилась одна обезьянка со стремительно растущим интеллектом. Правда, случилось горе от ума, и шимпанзе Цезарь попадал в приют для животных, где уже томятся десятки приматов всех мастей. Обезьяна умнеет день ото дня, и к концу фильма, когда армия обезьян одержит первую победу над людьми, уже начнет говорить человеческим языком. А там до нового мирового порядка рукой подать.

Когда Пьер Буль написал свой фантастический роман о мире, где люди и обезьяны поменялись местами, он и не подозревал, что ушлые кинематографисты не только переиначат суть его произведения, но и на протяжении десятилетий будут снимать многочисленные продолжения. В 60-70-х вышло пять фильмов, в 2001 году увидел свет римейк под руководством Тима Бартона, а теперь и вовсе — приквел, не имеющий практически никакого отношения ко всем предыдущим фильмам. Главный герой — шимпанзе Цезарь, в оригинальных фильмах появляется лишь в 4 и 5 части, хотя сценаристы и постарались проложить некий мостик — мол Цезарь и там, и тут стал первой обезьяной, решившейся выступить против людей. Еще одна привязка к оригиналу — запуск в середине фильма космической экспедиции, участники которой и обнаружат впоследствии планету обезьян. Но все эти изыски понятны лишь тем, кто знаком с оригинальными фильмами, а для современного зрителя не то, что первые экранизации романа Буля, ему и картина Бартона неизвестна. Именно на эту аудиторию рассчитывали создатели ленты и, позволю себе резкость, просчитались. Получилась обыкновенная полу-фантастическая история формата фильмов, транслирующихся по телеканалу «ТВ-3″.

Единственное, что спасает “Восстание”, это графическое исполнение. В свое время Тим Бартон принципиально отказался использовать в своем фильме компьютерную графику и создал всех обезьян путем тяжкого, но необходимого гримирования каждого актера. В этот раз все приматы были отрисованы на компьютере, хотя для роли Цезаря использовался привычный к подобным ролям актер — Энди Серкис, которому не впервой оживлять компьютерных персонажей, именно он использовался для оживления Горлума во «Властелине колец». В роли воспитателя Цезаря выступил Джеймс Франко, которого я не воспринимаю в качестве актера, хотя продюсеры считают иначе, да и он сам на мелочи не разменивается: во всех фильмах («127 часов«, «Храбрые перцем«), вышедших за последний год, он играет главные роли.

Очень достойно сыграл в “Восстании” Том Фелтон, который вовсю уже работает над переходом от своей главной роли Драко Малфоя к тем ролям, где он может реализовать накопившийся актерский опыт. Пусть Додж, смотритель приюта для животных, очень похож на Драко — такой же хулиганистый и отталкивающий персонаж, рост Тома Фелтона сложно не заметить. Про нарисованных обезьян, думаю, рассказывать не стоит — а именно они занимают большее количество экранного времени.

Если честно, фильм раздражает даже не тем, как вольно обошлись с оригинальной историей сценаристы, это можно списать на тот факт, что картина позиционируется, как spin-off, то есть «вариация на тему», а общей атмосферой уныния. Вроде бы драматические моменты, например, когда Цезарь неожиданно рычит «нет!», вызывает не эмоциональные переживания, а хохот — уж слишком он серьезно это делает, и зрители, ждущие битый час начала хоть какого-то действия, просто не выдерживают. Единственная батальная сцена на мосту была бы красивой и зрелищной, если бы не предшествующие этому события — ну не могут в мегаполисе из ниоткуда взяться сотни шимпанзе и десятки горилл, причем похожие друг на друга как две капли воды. Если до непосредственно «восстания» фильм еще хоть как-то походил на «реальность», то после этого нашествия обезьян только ребенок мог воспринимать всерьез вакханалию, которая творилась на экране.

Вердикт: полное разочарование. Тем, кому нравятся оригинальные фильмы, смотреть противопоказано, а остальным — нет смысла, ибо скучно, невнятно и затянуто.

Сходить в кино



 

Tags: